Сказание о мифической военной части или Великий комбинатор

Меня заинтересовала историческая основа показываемого Первым каналом сериала «Чёрные волки». Было заявлено, что вымышленные события основаются на подлинной истории фальшивой воинской части, чье появление тесно связано с событиями, происходившими в военное лихолетье на калининской земле.
Возможно, кому-то тоже покажется любопытной «погугленная» и обобщенная история проходимцев в погонах.

Обретение чутья и навыков

Будущий лжеполковник и командир «липовой» воинской части Коля Павленко свои склонности к подлогу проявил рано. В 1928 году, предчувствуя грозящую семье опасность раскулачивания,16-тилетний паренек изменил в своих документах записи о возрасте и социальном происхождении, после чего сбежал из своего украинского дома.

Через несколько месяцев семью Павленко действительно раскулачили и отправили в Сибирь. Коля же, которого больше всего в жизни привлекала профессия строителя, поступил в Калининский инженерно-строительный институт. Через два года, как раз накануне чисток в среде интеллигенции, Павленко из института ушел. С двумя курсами института молодой Павленко успешно справлялся с работой прораба, старшего прораба, заведующего стройучастка. Непосредственно перед началом охоты на троцкистов написал донос на двух сотрудников стройуправления, которых местный отдел НКВД уже держал под подозрением.

«За помощь в разоблачении троцкистского заговора» сотрудники НКВД рекомендовали благонадежного паренька в Главное управление военного строительства.В Главвоенстрое Николай делал типичную для сталинской эпохи карьеру: в высших эшелонах власти слетала чья-то голова, на номенклатурной лестнице начиналось движение, непосредственный начальник уходил на повышение, а Павленко занимал его место. Сметливый проходимец четко определил все составляющие успеха ответственного работника: нужно развивать идеологическую работу, дружить с госбезопасностью и главное, громко рапортовать о перевыполнении плана, даже если все успехи существуют лишь на бумаге (уже тогда Павленко освоил методику приписок и научился «работать» с документами).

В 1940 году Павленко дослужился до начальника строительного участка и уже присматривался к должности в аппарате главка, но тут началась Великая Отечественная война.

Дезертиры-строители

Июнь 1941 года Николай Павленко встретил в форме воентехника1-го ранга, получил и машину с шофером, но пребывание на фронте не сулило ему ничего хорошего. Стрелковый корпус, в котором он служил, оказался на одном из передовых участков фронта и нес огромные потери. Смерть в бою не входила в планы проходимца, и Николай в октябре 1941 года подделал командировочное удостоверение (он якобы был послан на поиски аэродромной части), взял с собой верного шофера сержанта Щеглова, и оба исчезли из района боевых действий, как раз накануне массированной бомбардировки немцами расположения корпуса. Дезертир направился в хорошо знакомый ему город Калинин. Его сопровождали несколько отставших от своих частей бойцов и дезертиров, которые безоговорочно признали Павленко главным.

Благополучно миновав посты заградотрядов, воентехник и его сообщники добрались до Калинина, к знакомым и друзьям по прежней работе в строительной артели. Вплоть до марта 1942 года Павленко и его окружение отмечали избавление от верной смерти бурными застольями. Когда кончились все сбережения, и «героев» перестали пускать в рестораны, а в гостинице попросили рассчитаться за номера, предприимчивый Павленко быстро нашел выход: один из приятелей-дезертиров, Лев Рудниченко, будучи мастером по резьбе, мог запросто изготовить гербовую печать. По просьбе Павленко он вырезал из резиновой подошвы ботинка печать с надписью: «Участок военно-строительных работ Калининского фронта» (УВСР-5). С этого и началась история мифической части....

Начальный период войны как нельзя лучше подходил для афер с армейскими документами. Линия фронта менялась каждый день, советские войска то переходили в наступление, то отступали, и даже командир дивизии вряд ли точно мог бы сказать, где находится та или иная часть. Началась эвакуация промышленных предприятий: на восток страны шли составы с оборудованием, продовольствием и оружием. Многие эшелоны гибли под бомбами, терялись в пути или попросту разворовывались военными, железнодорожниками и голодным населением. В документообороте царила неразбериха, поэтому возникшему ниоткуда «Участку военно-строительных работ № 5» никто не удивился. Склады безропотно выдавали павленковским бойцам продовольствие и обмундирование по фальшивым аттестатам. Дезертиры щеголяли в новенькой офицерской форме, а себя Павленко для начала произвел в военные инженеры 3 ранга.

Местная типография приняла заказ УВСР-5 на печатание 18 тыс. фирменных бланков. На деньги от продажи товаров, полученных для несуществующей части, можно было безбедно жить несколько лет, но ее «командир» понимал, что правда рано или поздно всплывет. К тому же Павленко претил мелкий масштаб афер: он много лет работал в крупнейшем военно-строительном ведомстве страны, а теперь занимался воровством продуктов.

И тогда Николай Павленко решил превратить фиктивный УВСР-5 в почти настоящий. Он отправил в городскую военную комендатуру официальное требование направлять в его часть рядовых солдат, отставших от частей, а также бойцов, выписанных из местного госпиталя. Дело не обошлось без небольшой взятки сотрудникам военкомата, но зато уже вскоре УВСР-5 имел в своем распоряжении 80 пар бесплатных рабочих рук. Павленко принялся собирать брошенную на дорогах технику: автомашины, бульдозеры, экскаваторы...

Из наиболее преданных ему дезертиров воентехник создал «офицерский корпус» и свою контрразведку, которая занималась подкупом тех, от кого зависело безбедное существование УВСР. Были налажены связи с некоторыми работниками швейной фабрики имени Володарского и Калининской облпромкооперации.

Таким образом преступная организация была легализована и приступила к работе. Первым объектом, «освоенным» УВСР-5, стало здание эвакуационного пункта, начальник которого, врач1-горанга Биденко, согласился предоставить служащим «части» помещения и пайки, а взамен попросил сделать в эвакопункте ремонт. Теперь у «части» было собственное помещение, снабжение и легальное прикрытие. Павленко, имевший неплохой опыт строительной работы, принялся заключать хозяйственные договоры на ремонт и строительство с настоящими организациями. Воентехнику удалось открыть на имя мифической УВСР-5 счет в Калининском отделении Госбанка, на который поступали деньги от заказчиков.

Найти выгодные заказы тоже не составило труда: городская и районная администрации охотно нанимали павленковцев для ремонта дорог. Конкуренции не было никакой — все строители Калининской области воевали на фронте. Работы для строителей в освобожденных после уличных боев городах был непочатый край. УВС-5 даже пришлось расширять штаты. Павленко и его «офицеры» отлавливали на дорогах отставших от частей солдат и вербовали местное население под угрозой расстрела за уклонение от исполнения долга перед Родиной. Деньги, полученные по подрядным договорам, Павленко и его «офицеры» делили между собой.

Осенью 1942 года линия фронта отодвинулась далеко на юго-запад, Калининский фронт был ликвидирован. Конторе Павленко, дабы не вызывать подозрений, пришлось поменять вывеску и место дислокации. Теперь фиктивная воинская часть называлась УВС-5 и была прикреплена к 12-мурайонуавиационного базирования, где подчиненные авантюриста также были зачислены на все виды довольствия.Эту операцию он провернул за крупную взятку осенью 1942 года, подкупив некоего подполковника Цыплакова.

Лучшую «крышу» сложно было найти:12-йРАБ двигался вслед за наступающими частями армии, но на безопасном удалении от мест боевых действий, Двигаясь с авиаторами, можно было попутно со строительством подъездных путей к временным аэродромам, заниматься грабежами государственного и трофейного имущества.

На пути до границы СССР люди Павленко заработали по договорам около миллиона рублей. Для увеличения объема выполняемых работ требовалось пополнение. Людей вербовали, как правило, из лиц, отставших от воинских частей, шоферов брали вместе с машиной. Когда подходили к советской госгранице, в «УВР» было уже более двухсот человек. Половина из них — дезертиры и лица, укрывавшиеся от призыва в действующую армию.

Вслед за частями Красной Амии УВС-5 через Украину, Белоруссию и Польшу попала в Германию. В боях за Берлин УВР-5, естественно, не участвовало. Павленковцы занимались более важными делами — они демонтировали предприятия Восточной Пруссии для их последующей отправки в СССР. Николай Павленко наладил контакты в Управлении вещевого и обозного снабжения Минобороны и в военной комендатуре Штутгарта и получил от них неформальное разрешение на сбор репараций в некоторых освобожденных от фашизма районах Германии. Опьяненный победой, рядовой состав УВР-5 охотно грабил немецкие склады и зажиточные дома. Какую долю награбленного получили чиновники из администрации оккупированных советскими войсками территорий, следствием точно не установлено, но УВР-5 получило от них для отправки на родину целый состав из 30 вагонов. Пожелавших вернуться домой павленковцев (а таких из 200 человек набралось 50) разместили в одном вагоне, а остальной состав доверху набили ценным грузом. Помимо десятков тонн муки, сахара, круп и сотен голов домашнего скота, на нем вывезли десять грузовиков, пять тракторов, несколько легковушек, мотоциклы и другую технику, отрезы материи, вина и коньяки, радиоприемники, ружья, аккордеоны, велосипеды, ковры, швейные машинки — все то, что легко было сбыть в СССР. После продажи части товаров на черном рынке УВР-5 получило более 3 млн руб. Всего же, по данным следствия, Павленко и подельники получили в СССР 28 млн. рублей.

По возвращении в Калинин, Павленко сразу же демобилизовал всех, кто ничего не знал о преступном характере подразделения, выплатил им приличные денежные пособия и расформировал часть. Рядовые получили от 7 тыс. до 12 тыс. руб., а «офицеры» — от 15 тыс. до 25 тыс. руб. Через дружественное управление вещевого и обозного снабжения «героическая часть» получила 230 орденов и медалей. Павленко наградил себя двумя орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Боевого Красного Знамени, орденом Красной Звезды и 15 медалями, а также присвоил себе звание полковника.

Послевоенный размах

После войны «офицеры» и солдаты разъехались проедать полученные деньги, Павленко остался один с огромными активами на руках. Чтобы сохранить немецкую спецтехнику, он записал ее на баланс калининской строительной артели «Пландорстрой» и попытался легализовать свою деятельность в послевоенной экономических условиях. Но занимавшиеся распределением стройподрядов чиновники теперь смотрели на артельщика свысока; крупные заказы распределялись между государственными строительными управлениями, к тому же пошли слухи о том, что артели — последнюю лазейку для частного капитала — скоро прикроют.

В 1948 году Павленко связался со своим ближайшим помощником Ю. Константинером закрыл счет «Пландорстроя» на 300 тыс. руб. и переехал во Львов. Скоро в этот западноукраинский город съехались и другие «офицеры» за три года успевшие потратить свои паи и желающие возродить «контору».

Павленко понимал, что условия изменились: если у них и получалось работать в военное время, то только благодаря царившей тогда неразберихе. Но, с другой стороны, размышлял Павленко, обезопасить себя от проверки со стороны силовых ведомств в условиях их огромного влияния на жизнь страны и существующем режиме секретности еще проще. Главное — не уточнять, от какого именно ведомства (армия, МВД и МГБ) работает контора, а просто копировать нагловато-таинственный стиль, свойственный всем «органам». Павленко изложил свои идеи «офицерам», и уже через несколько дней во Львов был вызван Рудниченко, который вырезал печати и штампы с названием новой организации «Управление военного строительства (УВС)-1» со множеством строительных филиалов.

Штаб своей части они расположили под Кишиневом. Выглядел он как обычная воинская часть — здесь было и знамя части с часовыми возле него, и оперативный дежурный, и начальники различных служб. На территории части строго соблюдался распорядок дня, проводились занятия по боевой и политической подготовке, вооруженная охрана, не допускала на территорию никого из посторонних под предлогом секретности объекта.

Охранников отбирали местные органы МГБ, которые тщательно проверяли кандидатов. Военкоматы, поставляли Павленко призывников-срочников, которые использовались в качестве бесплатной рабочей силы на многочисленных стройплощадках. Организация Павленко была хорошо вооружена и законспирирована, имела даже свою «контрразведку» — Особый отдел. Сам Павленко говорил всем, что его часть «особо секретная», а потому выполнение ею различных строительных работ — это лишь прикрытие того, «имеющего государственную важность», чем она занимается «выполняя секретное задание Советского правительства».
Счета УВС-1 были открыты в 21 отделении Госбанка, через которые было незаконно получено более 25 млн. рублей. УВС-1 в период с 1948 по 1952 год заключило 64 договора на общую сумму 38 717 600 руб. Большую часть контрактов УВС получало от Министерства угольной промышленности. По этому поводу провели отдельное расследование, но фактов коррупции выявлено не было.

Организатор этой преступной структуры заключал подрядные договоры, как правило, на дорожно-строительные работы, получал в свое распоряжение автотранспорт, другую технику, строительные материалы и реально строил шоссейные дороги, подъездные пути, жилые дома, другие объекты, восстанавливал разрушенное войной народное хозяйство. Строил всегда хорошо, качественно. Многие, построенные им трассы, и объекты действуют и по сей день.

А.Т. Лядов — один из следователей, занимавшихся делом Павленко: «Дело это было сверхсекретное. В 1952 году я работал старшим следователем прокуратуры Центрального округа железных дорог. После допросов арестованных и свидетелей мы сдавали протоколы старшему группы, и портфели с делом опечатывались. В ходе следствия пришлось выехать в Ровенскую область. В городе Здолбунове „воинская часть“ Павленко строила подъездные пути к восстанавливаемому цементному и кирпичному заводам. Должен сказать, строил он отлично. Приглашал специалистов со стороны, по договорам. Платил наличными в три-четыре раза больше, чем на госпредприятии. Проверять работу приезжал сам. Если найдет недостатки, не уедет, пока их не исправят. После откатки сданного пути выставлял рабочим бесплатно несколько бочек пива и закуску, а машинисту паровоза и его помощнику лично вручал премию, здесь же, принародно». Тогда многие рабочие получали300—500 рублей в месяц, поэтому премия в 1000 рублей воспринималась как великое чудо и неслыханная «щедрость начальства». Казалось бы, что в этом плохого? От желающих заключить договоры подряда со столь уважаемой организацией не было отбоя. В уголовном деле было подшито несколько тогда совершенно секретных списков, в которых перечислены десятки предприятий и организаций, вступивших «в хозяйственные отношения со строительными участками УВС-1».

Другой стороной деятельности Николая Павленко и его группировки являлось хищение в особо крупных масштабах государственных средств, присвоение государственной техники, приписки при выполнении подрядных работ и множество других тяжких преступлений. Чтобы получить тот или иной подряд, Павленко использовал фиктивные документы и печати, подкупал чиновников и военных, занимался приписками, воровал все, что попадалось на пути: от коров до тракторов.

Располагая большими деньгами, Павленко считал себя неуязвимым. У него было безошибочное чутье на продажных чиновников. Лжеполковник давал взятку за решение любого вопроса. Тульскому облвоенкому Рижнёву он передал трофейную легковую автомашину, и тот распорядился разместить УВС на территории Щекинского района. Позже, используя связи с Рижнёвым, Павленко и его сообщники под видом получения пособий по демобилизации расхищали государственные средства. Рижнёв же получил «довесок»: корову, ковер, радиоприемник и дефицитные продукты. Не раз по липовым документам УВС-5 получала деньги и через Клинский, Солнечногорский и Галичский военкоматы. Павленко не забывал и о себе — купил два приличных дома — в Калинине и на Украине — и несколько автомобилей «Победа».

Он был своим в местных органах власти. Его уважали, с ним считались. Начальники главков и предприятий в один голос твердили: «Мы и представить себе не могли, что Павленко жулик. Его постоянно районное руководство хвалило, ставило всем в пример, в президиум на всех праздниках его приглашали». Многие потом рассказывали очень похожие истории о том, как Павленко приглашал их в ресторан, где «случайно» пробалтывался, что УВС-1 занимается гражданским строительством лишь постольку поскольку, а его основные работы засекречены. Так он распускал слухи о своей причастности к спецслужбам. Поскольку в те времена задавать «лишние вопросы» по этому поводу было крайне небезопасно, их Павленко никто и не задавал, чтобы не иметь неприятностей со стороны «органов».

Конец «конторы»

Погубила павленковцев обычная жадность. Началось всё летом 1952 года с жалобы молдавского колхозника Ефременко, свыше года проработавшего на дорожном строительстве в качестве вольнонаемного воинской части УВС-1. При увольнении ему почему-то недодали сравнительно небольшую сумму облигаций в размере 200 рублей. Чтобы создать видимость настоящей воинской части, преступники распространяли среди вольнонаемных рабочих облигации государственного займа, специально закупавшиеся на львовском «черном рынке». Кто-то из «младших офицеров» решил разбогатеть на ничего не подозревавших работягах.
Обиженный этим Ефременко несколько раз обращался с письменными заявлениями на имя начальника УВС-1 инженер-полковника Павленко Николая Максимовича, но безрезультатно. Свои жалобы Ефременко направил и в несколько известных ему организаций как местного, республиканского, так и союзного значения. Последняя его жалоба была адресована в Верховный Совет СССР, на имя маршала Климента Ворошилова, откуда она поступила для проверки в Главную военную прокуратуру СССР.

Благодаря дотошному полковнику юстиции Клоссу, работавшему в отделе писем, и внимательно вникавшему в любую мелочь при работе с жалобами, были направлены письма-запросы во все инстанции. Ответы выявили интересную картину: в штате Министерства обороны никакое УВС-1 не состояло, в списке офицерского состава инженер-полковник Павленко Николай Максимович не значился, в МВД, органах безопасности управление и его командир тоже обнаружены не были.

В Молдавию с секретным заданием отправился помощник прокурора ГВП подполковник юстиции Добровольский. Доклад Добровольского руководству Главной военной прокуратуры о результатах своего пребывания в Кишиневе произвел впечатление настоящей сенсации. В Москве поначалу отказывались верить вскрывшимся фактам. Затем была создана оперативно-следственная бригада, часть которой направилась в Молдавию для прослушивая телефонных разговоры и негласного знакомства с обычной перепиской, которая могла бы выявить все связи УВС-1.

Операцию по ликвидации загадочной организации готовили тщательно. Решено было взять штаб «УВС-1» и все его подразделения, разбросанные по западным регионам страны, в один и тот же день, 14 ноября 1952 года. Захваченные врасплох «бойцы» не оказывали вооруженного сопротивления. В результате операции были задержаны более 300 человек, из них около 50 так называемых «офицеров». В день ареста Николая Павленко при обыске в его квартире, помимо прочего, были найдены и генеральские погоны.

На следствии, Павленко и его ближайшие подручные признавая «уголовщину», начисто отрицали «антисоветчину». На суде несостоявшийся генерал сказал: «Я никогда не ставил целью создание антисоветской организации...» В последнем слове на суде Павленко заявил: «Мы строили хорошо... и если суд сочтет возможным, с радостью будем строить на пользу Советскому государству».

Приговор трибунала Московского военного округа от 4 апреля 1955 года был суров: «полковник» Павленко был приговорен к высшей мере наказания, а Константинер и ещё шестнадцать его «офицеров» — к лишению свободы сроком от 5 до 25 лет. Дела второстепенных участников были направлены в другие суды.

И сейчас трудно поверить, что в системе тотального контроля подобное было возможно, а тогда, вскрывшийся масштаб деятельности мошенников произвел эффект разорвавшейся бомбы. Правда, знали о ней немногие, поскольку эта афера долгие годы не подлежала огласке. Есть и сомневающиеся в правдивости всего вышеизложенного, но убедительные доводы при этом не приводятся. Все на уровне «этого не может быть, поскольку не может быть никогда» .

Удивительные события происходили и происходят в отечественных просторах, полных проходимцами и коррупционерами разных мастей. Эту бы энергию, да в мирных целях. Увы.... 

Комментарии

    Чтобы оставлять комментарии, авторизируйтесь

    Войти через OpenID

    рейтинг6+-
    Go!
    Популярные
    Полезные ссылки
    Наверх